Елена Смирнова: «После лечения гомеопатией пациенты к таблеткам не возвращаются»

Если кто помнит старый отечественный сериал про знатоков, одна из его героинь все время принимала гомеопатию. Для успокоения нервов. Но возможности этой уникальной врачебной методики значительно шире и одним успокоительным воздействием не исчерпываются. О тонкостях гомеопатического лечения в интервью «ВК» рассказала известный красноярский врач-гомеопат Елена Смирнова.

Подобное – подобным

– Насколько давно практикуется методика гомеопатического лечения в России?

– Думаю, с тех пор, как она вообще появилась, то есть больше двухсот лет. Еще у русских царей были свои лекари-гомеопаты. А ее первооткрыватель – немецкий врач Самюэль Ганеман. Однажды во время эпидемии его осенила мысль приготовить лекарство из экскрементов или слюны умирающих и дать им это выпить. Эффект излечения был налицо.

– На чем он был основан?

– Ганеман понял: если из продуктов болезни приготовить препарат в очень низком разведении, он сможет успешно противодействовать самой болезни. Это и есть основной принцип гомеопатии – принцип подобия.
– По сути, Елена Александровна, болезнь излечивается самой болезнью?

– Да, только в препарате используются микродозы ее веществ. Подобное лечится подобным. Благодаря такому воздействию в организме больного гасится негативное состояние и усиливаются физиологические реакции, которые в итоге побеждают болезнь. Все это направлено на активизацию иммунитета человека.

– А разве прививки – не то же самое?


– При прививках в организм вводится живой антиген или антитело самой болезни – и это далеко не микродоза. Введенная молекула изменяет биохимию человека через химические реакции. Что небезвредно. А в гомеопатии все работает на основах квантовой физики, основах существования нашей Вселенной. Биохимия ткани, ее физическое состояние меняется за счет изменения электромагнитных полей организма – никакого химического воздействия, все натурально. Отсюда меняются функции клетки – так лечит гомеопатия. А заряд, который используется в основе лечения, берется из растений, минералов, животных – из окружающей одушевленной и неодушевленной среды.
Медицина XXI века

– Если я правильно поняла, гомеопатия стала развиваться благодаря физическим открытиям?


– Скажем так: на тот момент, когда она появилась, было очень сложно объяснить, как это работает. Потому что не было аппаратуры, доказывающей воздействие электромагнитных волн на организм человека. Да, есть некая сила, которая активизируется, и под воздействием этой силы происходит изменение в тканях. Что в свою очередь приводит к улучшению состояния всего организма. Видя такой эффект, люди просто доверяли доктору – так и лечились.

– Сейчас уже можно доказать, как это работает?


– Конечно – XXI век на дворе! Гомеопатия вообще становится все более популярной и актуальной. В перспективе это самое передовое направление медицины, которое действительно сможет помочь населению справиться с болезнями. По прогнозам, в XXI веке усилятся разные инфекции, и традиционная медицина будет не в состоянии справиться со многими вирусами. СПИД ведь тоже инфекционное состояние. Оно приводит к иммунодепрессии, и человек в итоге погибает. Традиционная медицина не знает, как с этим бороться.
– Гомеопатия знает?

– Думаю, что знает. Правда, мне самой не приходилось еще работать с такими пациентами. Но, как и в случае с онкологией, это тоже коррекция иммунной системы. Любая клетка-мутант излучает свою волну. И лечение по принципу подобия – волна на волну – приводит к гибели этой клетки.

– А есть болезни, которые гомеопатия лечить не берется?


– Например, онкология на последних стадиях: когда пошли метастазы, весь организм разбалансирован, его невозможно вновь восстановить. Наверное, то же самое можно сказать об очень тяжелых психических заболеваниях.

– Каких? Например, шизофрения излечима?

– Все зависит от ее стадии. Коррекцию можно проводить на любом органе, независимо от врожденной патологии. Гомеопатическое лечение тесно связано с психоэмоциональной стабилизацией пациента – необходима гармонизация его души и тела. И если у него проблемы на ментальном уровне, очень сложно работать.

– А склероз?


– Поддается лечению. Главное – желание самого пациента излечиться, оптимистичный настрой и доверие доктору. А со стороны врача необходим индивидуальный подход к каждому – это один из важнейших постулатов гомеопатии.
Лечение для посвященных

– На слух непосвященного, вы рассказываете просто о каких-то чудесах. Почему при такой эффективности гомеопатия не настолько широко известна?

– Она всегда была распространена лишь в узких кругах – как всякая нетрадиционная практика. Причем это касается не только нашей страны. Государственные структуры консервативны и практически повсеместно поддерживают традиционную медицину. А население мало информировано.

– А в чем отличие гомеопатии от официальной медицины?

– В традиционной медицине принцип лечения любой болезни – заглушение симптомов. На болезнь конкретного органа назначается соответствующий препарат, который блокирует проявление болезни. Но корень болезни при этом не обследуется. Все пациенты лечатся по одному шаблону. Помню, когда я сама училась в мединституте, у нас все дисциплины были направлены на постановку диагноза и на перечень таблеток, которые после нее назначаются. А индивидуальная переносимость, насколько препарат вообще подходит тому или иному больному – это не учитывается. На момент приема таблеток человек чувствует себя комфортно, потому что блокируются его нервные окончания.

– Ему кажется, что он вылечился?

– Вот именно. Как, например, при таком подходе лечится сахарный диабет? Искусственно подавляется сахар в крови. Ни поджелудочная железа при этом не восстанавливается, ни иммунный обмен, ни ферменты, отвечающие за выработку инсулина. За счет подобного воздействия создается еще большая нагрузка на организм, болезнь развивается, прием инсулина идет по нарастающей. И через какое-то время человек гибнет – заглушка действует лишь временно…

И потом, таблетки не только глушат симптомы конкретного заболевания, но еще и обладают массой побочных действий. Они всасываются кишечником, проходят через печень, почки – что, соответственно, глушит активность этих органов. Нужно понимать, что вся химия выводится из нас лишь частично. Определенные дозы абсорбируются в соединительных тканях суставов, в сосудах, в почках. И по мере накопления химии у человека, помимо основного заболевания, возникают также проблемы и с этими органами.

– А простудные заболевания? Разве традиционными методами они не излечиваются?


– Это тоже лишь временный эффект. Каждая заглушка ослабляет иммунитет. И когда иммунная система человека столкнется с вирусом в следующий раз, простудные явления в его организме будут выражены гораздо сильнее, придется принимать еще большую дозу химии, чтобы их заглушить. Что приводит к осложнениям: когда инфекция активно забивается, она уходит вглубь, поражая слабое звено в организме. Так, из обыкновенного ОРЗ со временем может развиться бронхит, гайморит, пневмония и т. д.
Уйти от гнета шаблонов

– Елена Александровна, а что вас привело к пониманию несовершенства традиционных подходов?

– Я не видела результатов своей работы. Окончила с красным дипломом наш мединститут, прошла интернатуру на офтальмолога, работала детским окулистом. И в какой-то момент задумалась: а в чем мое предназначение как доктора? Понимаете, есть очень жесткие врачебные стандарты на все диагнозы. И если что-то назначаешь вопреки им, это наказывается серьезными штрафными санкциями. Шаг вправо, шаг влево – уже нарушение. Абсолютный шаблон – скучно и неинтересно. На меня это действовало угнетающе. Ловила себя на автоматизме: я не думаю, как лечить, я просто помню, какие лекарства назначаются согласно диагнозу. И даже если чувствую, что никакой пользы это больному не принесет, нельзя отступить от стандартов. Я поняла, что больше не могу так работать.

– Официальная медицина сама вытолкнула вас из своей среды.

– Вероятно. (Улыбается.) И так получилось, что в 1996 году знакомые пригласили меня помочь вести прием врачам, которые в основном работали по методике Фолля. В чем ее суть? Все наши органы отображаются на поверхности тела через определенные биологически активные точки. И аппарат физика Фолля позволяет определить изменение электропроводимости этих точек исходя из состояния связанных с ними органов. То есть если в каком-то органе развилась патология, то и его электромагнитное излучение тоже меняет свои частоты. Люди, с которыми я 12 лет назад познакомилась, благодаря этой диагностике подбирали необходимые препараты и записывали их на носители информации – на дистиллированную воду или на 40-процентный спирт. И их пациенты излечивались – к ним приходили толпами!

– Как вы восприняли то, что увидели?

– Вначале я была в недоумении, никак не могла понять, как это работает. Но невозможно было не признать, что излечиваются даже те заболевания, которые считались неизлечимыми – хронические гепатиты, панкреатиты. Восстанавливались функции печени, других внутренних органов – уходили все проявления болезней! Это был нонсенс. Но, главное, я увидела здесь индивидуальный подход к каждому пациенту – никаких шаблонов. И мне захотелось понять суть лечения. Литературы по квантовой физике и гомеопатии в то время было совсем немного, но даже редкие источники позволили мне уяснить что к чему. Очень много времени посвятила изучению – благо в семье к этому отнеслись с пониманием, мой муж тоже медик по образованию. Окунувшись с головой в эту науку, параллельно набиралась опыта, информации. Съездила в Москву на учебный цикл по методике Фолля, изучала там биологически активные точки. Потом было обучение в школах Швейцарии, Германии. И потихонечку убеждалась, что, используя приобретенные навыки и знания, и сама уже могу лечить людей, – я видела результаты своей работы. Кстати, всю свою семью с тех пор лечу только гомеопатией.

– Насколько точна диагностика по Фоллю?

– Все зависит от доктора – очень важна техника, наработка. Аппарат Фолля позволяет диагностировать излучения, исходящие от пациента. И на эти излучения подбирается соответствующий препарат, по принципу подобия. Вопрос, кто и как этим пользуется. Лет десять назад на методику Фолля был настоящий ажиотаж, и нередко люди, торгующие биодобавками, также использовали этот метод. Это некорректно, неграмотно, и, возможно, даже дискредитировало в глазах некоторых людей саму идею. Что очень обидно.

– В России, как известно, гром не грянет – мужик не перекрестится, наши соотечественники не привыкли заботиться о своем здоровье. Ну а в западных-то странах гомеопатия наверняка пользуется спросом?

– На Западе другой подход – там давно в почете профилактика. Люди понимают, что лучше предотвратить в себе болезнь, чем заболеть и выйти из строя. А гомеопатия там действительно распространена, но она, как и у нас, существует параллельно с официальной медициной. Однако в отличие от последней, в медицинских вузах гомеопатия не преподается. И не только население, но и многие врачи не имеют о ней ни малейшего представления.

– Думаю, это усугубляется еще и противодействием официальных фармацевтических структур.

– Разумеется, в гомеопатии не заинтересована мощная фармакологическая индустрия – это слишком доходный бизнес. Поэтому не думаю, что таблетки скоро исчезнут из обихода. Но в чем еще сила гомеопатии, на мой взгляд, – нужно очень сильное внутреннее желание, чтобы заняться этой лечебной практикой. Приходится посвящать много времени и сил обучению – это осознанный выбор, врач понимает, зачем и почему он хочет заниматься гомеопатией. И знает, что он действительно может помочь людям.
Излечить душу и тело

– Кстати, как быстро вам удается преодолеть стереотипы новых пациентов, которые ничего не знали о гомеопатии, и для которых непривычны ее методы лечения?

– В основном ко мне приходят по рекомендациям моих прежних пациентов. И даже если человек не понимает, как я лечу, он наслышан от своих родственников или друзей, что доктор вылечит, поможет. И доверяет мне, выполняет все предписания безукоризненно. То есть, при таком отношении можно вылечиться, даже не понимая, как это произошло. Но я всегда очень подробно объясняю, какие у человека болезни, чем они вызваны, как развиваются. И что нужно для того, чтобы от них избавиться. Так что со временем мои пациенты все–таки начинают понимать, что с ними происходит, и что содействует излечению. К тому же, сейчас о гомеопатии уже появилось много информации в СМИ, в Интернете – ничего таинственного. (Улыбается.)

– С какими заболеваниями к вам чаще всего обращаются?

– Наверное, на первом плане – эндокринные проблемы, с ними приходит чуть ли не каждый пациент. Эндокринная система отвечает за функции всех органов, в первую очередь женских. И ее нарушение ведет к мастопатии, эндометриозам, миомам, бесплодию – сказывается наша экология, бесконечная напряженность, стрессы. От эндокринной системы также идет нагрузка на желудочно-кишечный тракт. Если у человека это слабое звено, появляются язвы, гастриты, холециститы, панкреатиты. Если слабое звено – кости, возникают артриты, артрозы. У каждого свое. Но в основе подобных заболеваний – сбой в эндокринной системе.

– Начальный этап лечения – из организма выводятся паразиты?


– Обязательно. Чтобы нормализовать функции всего организма, необходимо сначала привести в порядок тот орган, который отвечает за выведение токсинов из тканей. В принципе сбой в конкретном органе связан в первую очередь с его зашлакованностью. Чтобы восстановить его функцию, нужно вывести этот токсин из тканей. А куда он пойдет? Из крови в печень, а печень, фильтруя кровь, сбрасывает все в кишечник. Значит, нужно убрать из него все, что сможет препятствовать выведению шлаков из других органов. Поэтому, естественно, независимо от того, с какими заболеваниями приходит пациент, всегда начинаем с нормализации функций его кишечника. И, кстати, многие на фоне основных жалоб часто также жалуются на работу кишечника. Что не удивительно – он просто не справляется с перенагрузкой.

– А насколько распространены жалобы на стресс?

– Тоже практически у каждого. Наша психика – высшее звено, она отвечает за функции практически всего организма. И именно поэтому для излечения так важен оптимистичный настрой самого пациента – состояние его души дает определенный сигнал, воздействующий на работу всех органов. Если есть желание себе помочь, эффект от приема гомеопатического препарата усиливается, и пациент будет быстрее поправляться. Поэтому когда человек приходит ко мне со своими физическими проблемами, всегда проводится также коррекция его психоэмоционального состояния.

– Сколько времени занимает гомеопатическое лечение?

– Острые состояния – простудные заболевания или расстройство желудка – снимаются быстро, за несколько часов или дней, в зависимости от стадии. А хронические болезни связаны с повреждением клетки. И чтобы восстановить клетку, нужно вначале вывести из нее токсин – поэтапно, послойно. Этот процесс длительный и скрупулезный. Человек должен осознать, что необходимо уделять себе время. Если его иммунная система слабая, и организм реагирует на обострения, то, естественно, это удлиняет и сам процесс лечения. Поэтому на хронические болезни уходит как минимум год. А все остальное – индивидуально. Если иммунитет у человека адекватный, то и лечение не затягивается! (Улыбается.)

– Если бы еще пациенты выполняли все строго по назначению…


– Разумеется – любые сбои, перерывы в приеме препаратов, невыполнение всех предписаний тоже удлиняют лечебный процесс. Но, вы знаете, после того как мои пациенты избавляются от своих хронических заболеваний, они и в дальнейшем ко мне обращаются – уже ради профилактики. Потому что понимают: несмотря на то что функции их тканей восстановлены, контакты с внешней средой время от времени влекут за собой какие-то заражения – паразитами, вирусами, бактериями. И если это состояние вовремя не убрать гомеопатическим методом, а заглушить таблетками, то те же самые бактерии и паразиты, уходя глубже в организм, вызовут очередную интоксикацию. Которая опять может привести к хроническим болезням. Но после меня пациенты к таблеткам уже не возвращаются. И об аптеках забывают.

Автор Елена Коновалова
фото Александра Паниотова


Если у Вас возникли вопросы можете написать мне на почту либо в viber:
adamthompson@legalservice.com
+456 344 267 15 24